107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Избавьтесь от кредитов и долгов«Пройти тест»

Брачный договор как сделка с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов

В рамках дела о банкротстве1 конкурсный кредитор обратился с заявлением об оспаривании сделки должника физического лица – брачного договора, заключенного между супругами.

Как следует из материалов дела, c 1989 по 2017 годы Авраменко А. и Авраменко И. состояли в браке.

17 мая 2016 года в связи с неоднократными нарушениями обязательствами кредитор направил требование о досрочном погашении всех сумм, предусмотренных договором, которое должник получил 28 июня 2016 года.

В 2016 года супруги Авраменко А. и Авраменко И. обратились в ЗАГС с заявлением о расторжении брака. Впоследствии Авраменко А. отозвал свое согласие на расторжение брака, в связи с чем Авраменко И. получила уведомление из отдела ЗАГС от 29.07.2016 о том, что государственная регистрация расторжения брака не состоится.

14 ноября 2016 года должник направил в адрес кредитора уведомление, которым подтвердил намерение совершить все действия по возврату заемных средств.

13 декабря 2016 года кредитор обратился в Окружной суд города Никосия (Республика Кипр) с исковым заявлением о взыскании суммы задолженности и процентов за пользование денежными средствами по договору.

20 января 2017 года Авраменко А.И. и Авраменко И.В. заключили брачный договор2, в соответствии с положениями которого в случае расторжения брака, супруги распределили имущество следующим образом: в собственность супруги должника переходит имущество в виде автомобиля, трех земельных участков, жилой дом, нежилое помещение, 1/2 доли в праве собственности на земельный участок в Германии, квартира в Республике Греция. В собственность супруга-должника переходит имущество в виде автомобиля и 1/3 доли в праве общей долевой собственности на квартиру в г. Москве.

22 февраля 2017 года в Головинский районный суд города Москвы было подано исковое заявление о расторжении брака между супругами Авраменко. В ходе рассмотрения дела Авраменко А. подал встречное исковое заявление, которым просил суд признать брачный договор недействительным и разделить имущество, нажитое во время брака, в соответствии с Законом.

20 июня 2017 года Головинским районным судом города Москвы брак между супругами расторгнут и произведен раздел совместно нажитого имущества в соответствии с брачным договором.

Оспаривая брачный договор как недействительную сделку кредитор ссылался на п. 2 ст. 61.2, ст. ст. 10, 168 ГК РФ, указывая на наличие задолженности перед кредитором на момент осуществления сделки в размере 4 354 263,09 швейцарских франков и процентов на сумму долга. По мнению заявителя, единственной целью заключения брачного договора в указанный период явилось уменьшение конкурсной массы и сокрытие имущества от обращения на него взыскания, то есть с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Суды первой и второй инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований со ссылкой на отсутствие совокупности условий, необходимой для признания сделки недействительной по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Суды пришли к выводу о недоказанности умысла на причинения вреда кредиторам и совершения сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов.

Суд кассационной инстанции с выводами нижестоящих судов не согласился, подчеркнув, что при рассмотрении спора судами необоснованно не было учтено, что до совершения оспариваемой сделки (брачного договора), супруги проживали долгое время (почти 30 лет) совместно, а также продолжали проживать совместно после расторжения брака в судебном порядке. А именно, судами не были исследованы доводы заявителя о том, что согласно выписке из домовой книги, супруги по настоящее время, то есть более двух лет после бракоразводного процесса, проживают по указанному адресу. Также в качестве доказательств совместного проживания супругов и ведения ими общего хозяйства представлены протокол Старшего судебного исполнителя по исполнительному производству, в рамках которого должник утверждает, что проживает по адресу: Германия, округ Шпандау, район Кладо, Берлин ***, по адресу проживания супруги. Также в материалы обособленного спора кредитором были представлены доказательства того, что супруги совместного используют недвижимое имущество в Греции.

По мнению Арбитражного суда Московского округа оценка указанных обстоятельств имеет существенное значение для рассмотрения обособленного спора, поскольку факт дальнейшего совместного использования имущества, вопреки условиям брачного договора, а также целям прекращения брачных отношений, свидетельствует об отсутствии реального волеизъявления у сторон на исполнение заключенной сделки, что в свою очередь, означает, что действительной целью, ради которой была совершена сделка являлось причинение вреда интересам кредиторов уменьшением конкурсной массы должника.

Кроме того, суд округа отметил, что принимая во внимание длительность брачных отношений, а также хронологический порядок наступления обязательств по выплате долга и расторжению брака с заключением брачного договора, судам надлежало оценить насколько при указанных обстоятельствах супруга должника могла была быть не осведомлена о его финансовом состоянии и наличии\отсутствии признаков неплатежеспособности на дату заключения брачного договора.

Приходя к выводу о том, что на дату совершения брачного договора у должника отсутствовали признаки несостоятельности, суды необоснованно не приняли во внимание наличие у должника просроченной задолженности перед кредитором, которая была признана должником в уведомлении, направленном в адрес кредитора. При этом суды необоснованно исходили из того, что, поскольку обязательство является акцессорным3 (поручительство), обязанность по его оплате не возникла у должника на момент заключения брачного договора. Судам надлежало исследовать, когда наступил момент просрочки обязательства у основного должника, а также, когда применительно к дате такой просрочки кредитор обратился к поручителю с требованием об оплате задолженности за должника.

Суд кассационной инстанции отметил, что сама по себе недоказанность признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества на момент совершения сделки (как одной из составляющих презумпции цели причинения вреда) не блокирует возможность квалификации такой сделки в качестве подозрительной. В частности, цель причинения вреда имущественным правам кредиторов может быть доказана и иным путем, в том числе на общих основаниях (статьи 9 и 65 АПК РФ).

Таким образом, Арбитражный суд Московского округа направил дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд г.Москвы указав, что для правильного рассмотрения спора судам необходимо учитывать: срок брака должника, не проживает ли должник с бывшей супругой совместно, не пользуется ли должник имуществом, отошедшее супруге, учитывать осведомленность супруги о финансовом состоянии должника-супруга. Подобные разъяснения следует учесть как кредиторам при оспаривании подобных сделок, так и должникам, которое думают, что заключение брачного договора и раздел имущества через суд позволят «вывести» имущество из конкурсной массы банкрота.




1. https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/

2. http://www.consultant.ru/document/

3. https://rusjurist.ru/obyazatelstva/

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00