107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Избавьтесь от кредитов и долгов«Пройти тест»

Неудовлетворение требования кредитора, в том числе длительное, не может квалифицироваться как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности при банкротстве физического лица

В определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 03.09.2020 № 310-ЭС20-6956 по делу № А23-734/2018 (https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/) Верховный Суд Российской Федерации указал конкретные случаи, когда должник-физическое лицо, при завершении в отношении него процедуры банкротства не может быть освобожден от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами.

Обстоятельства дела:

Определением Арбитражного суда Калужской области от 16.02.2018 по заявлению должника возбуждено дело о его банкротстве. Решением того же суда от 18.04.2018 должник признан несостоятельным (банкротом). В ходе процедуры реализации имущества в реестр требований кредиторов должника включены требования кредитора - физического лица и требования кредитора – банка. Конкурсная масса должника сформирована из заработной платы и денежных средств, вырученных от продажи принадлежавшего ему автомобиля. Требования кредиторов погашены на 6,86 процента. Недвижимое имущество, которое ранее намеревалась купить кредитор – физическое лицо, исключено из конкурсной массы, поскольку для должника и его семьи жилой дом является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Иного имущества у должника не имеется. Суды пришли к выводу о целесообразности завершения процедуры реализации имущества должника. При этом суд первой инстанции не освободил должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредитором физическим лицом, квалифицировав его действия (бездействие) как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности, подтвержденной решениями районного суда от 03.08.2016 и от 29.01.2018 (пункт 4 статьи 213.28 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) http://www.consultant.ru/document/ ). Суд счел, что должник на протяжении двух лет не предпринимал надлежащих мер к возврату неосновательного обогащения.

Суд апелляционной инстанции не согласился с судом первой инстанции, поскольку финансовый управляющий не выявил признаки преднамеренного или фиктивного банкротства должника, факты совершения им сделок, не соответствующих закону и пришел к выводу о том, что должник действовал добросовестно: исполнял предварительный договор купли-продажи и не уклонялся от погашения задолженности перед кредитором, в связи с чем освободил должника от дальнейшего исполнения обязательств перед кредитором физическим лицом.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, окружной суд признал правильным вывод суда первой инстанции о злостном уклонении должника от погашения кредиторской задолженности, освобождение должника от исполнения обязательств перед кредитором-физическим лицом по результатам процедуры реализации имущества безосновательно нивелирует последствия недобросовестных действий должника по расходованию полученного аванса в рамках предварительного договора.

Позиция Верховного Суда Российской Федерации:

Согласно абзацу четвертому пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве освобождение гражданина от исполнения обязательств не допускается, в частности, если он злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, что может быть установлено в рамках любого судебного процесса (обособленного спора) по делу о банкротстве должника, а также в иных делах (пункт 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» https://base.garant.ru/71217118/ ).

Злостное уклонение от погашения задолженности выражается в стойком умышленном нежелании должника исполнять обязательство при наличии возможности. Такое уклонение обычно не ограничивается простым бездействием; как правило, поведение должника активно, он продолжительное время совершает намеренные действия для достижения своей противоправной цели. Злостное уклонение следует отграничивать от непогашения долга вследствие отсутствия возможности, нерационального ведения домашнего хозяйства или стечения жизненных обстоятельств. Признаки злостности уклонения обнаруживаются, помимо прочего, в том, что должник:

- умышленно скрывает свои действительные доходы или имущество, на которые может быть обращено взыскание;

- совершает в отношении этого имущества незаконные действия, в том числе мнимые сделки (статья 170 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) http://www.consultant.ru/document/), с тем, чтобы не производить расчеты с кредитором;

- изменяет место жительства или имя, не извещая об этом кредитора;

- противодействует судебному приставу-исполнителю или финансовому управляющему в исполнении обязанностей по формированию имущественной массы, подлежащей описи, реализации и направлению на погашение задолженности по обязательству;

-несмотря на требования кредитора о погашении долга ведет явно роскошный образ жизни.

По смыслу абзаца четвертого пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве само по себе неудовлетворение требования кредитора, в том числе длительное, не может квалифицироваться как злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности.

Суд общей юрисдикции, признав кредитора-физическое лицо неисправной стороной (лицом, ответственным за незаключение основного договора), взыскал в его пользу сумму аванса исходя из положений пункта 2 статьи 1102 ГК РФ http://www.consultant.ru/document/ , не ставящих обязанность по возврату неосновательного обогащения в зависимость от того, чем это обогащение было вызвано (поведением приобретателя, потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли).

Ни судом общей юрисдикции, ни арбитражными судами не была установлена противоправность поведения должника при возникновении обязательства перед кредитором-физическим лицом из неосновательного обогащения, наоборот, неосновательное обогащение в конкурсном деле стало результатом поведения самого кредитора. Равным образом, судами не были установлены факты уклонения должника от исполнения названного обязательства. Он погашал задолженность как в рамках исполнительного производства, так и в ходе процедуры банкротства настолько, насколько позволяли его доходы, не совершал действия, отрицательно повлиявшие на ход исполнительного производства, формирование конкурсной массы и возможность удовлетворения требований кредиторов.

Примененный судами первой инстанции и округа абзац четвертый пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве направлен на недопустимость использования механизма освобождения гражданина от обязательства в случаях, когда при возникновении или исполнении обязательства имело место поведение, не согласующееся с требованиями статьи 1 ГК РФ http://www.consultant.ru/document/ , согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно, никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения. Поведение должника не расходилось с положениями статьи 1 ГК РФ.

Основную цель потребительского банкротства – социальная реабилитации добросовестного гражданина, предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым, непосильным для него обязательствам, чем всегда ущемляются права кредиторов, рассчитывавших на получение причитающегося им в полном объеме.

Постановление окружного суда отменено, постановление апелляционного суда от 09.10.2019 по указанному делу оставить в силе.

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00