107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Избавьтесь от кредитов и долгов«Пройти тест»

О доказывании факта осведомленности стороны сделки при оспаривании зачета по специальным основаниям закона о банкротстве

При рассмотрении обособленных споров в рамках дел о банкротстве (особенно в процессах по оспариванию сделок должников совершенных с предпочтением) с завидной регулярностью возникают вопросы об осведомленности другой стороны сделки о признаках неплатежеспособности должника на момент ее совершения. Так, согласно ст. 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», сделка, совершенная в пределах полугода до возбуждения дела о банкротстве, может быть оспорена, если будет доказано, что такая сделка совершена с оказанием предпочтения одному из кредиторов, в условиях неплатежеспособности должника и лицу, в пользу которого совершена такая сделка, было известно о финансовом положении контрагента.

Как правило, при рассмотрении такой категории споров, возникают сложности с доказыванием именно осведомленности другой стороны сделки о признаках неплатежеспособности должника. Анализ многочисленной практики показывает, что основным доказательством осведомлённости в подобных спорках служат документы, подтверждающие заинтересованность контрагента по отношению к должнику (по смыслу ст. 19 Закона о банкротстве), или переписка, предшествующая сделки, свидетельствующая о неблагоприятном финансовом положении должника.

В конце декабря 2020 года Верховный суд вынес Определение по результатам рассмотрения подобного спора, в котором выработал позицию в отношении вопроса доказывания факта осведомленности стороны сделки о признаках неплатежеспособности должника1.

Фабула дела

В период с 2012 года по 2014 год между обществом (займодавцем) и должником (заемщиком) заключен ряд договоров займа на общую сумму около 700 млн. руб.

Кроме того, между должником и генподрядчиком был заключен договор подряда, в соответствии с которым генподрядчик обязался выполнить полный комплекс работ по строительству, поставке, монтажу и наладке оборудования.

Впоследствии, между должником, обществом (займодавцем) и генподрядчиком заключено дополнительное соглашение к договору подряда, которым произведена замена генподрядчика на общество (займодавца). По условиям данного соглашения прежний генподрядчик передал новому генподрядчику полученный им аванс по договору в размере 656 млн. руб. (частично в виде денежных средств и частично в виде приобретенных на сумму аванса ценностей).

Далее должник и новый генподрядчик заключили соглашения о зачете встречных однородных требований по сумме неотработанного аванса в счет выданных в 2012-2014 годах займов.

Учитывая то обстоятельство, что указанная сделка была совершена чуть более чем за месяц до принятия заявления о признании должника банкротом, конкурсный управляющий обратился с заявлением об оспаривании зачета на основании п.1 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Позиции судов

Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении заявления конкурсного управляющего. Свое решение суды мотивировали тем, что на момент совершения спорной сделки, должник не отвечал признакам неплатёжеспособности. При этом, суды отметили, что даже при наличии обстоятельств, свидетельствующих о неплатежеспособности должника в этот период, ответчик не мог о них знать. Также судами была отклонена ссылка на аффилированность ввиду вхождения в советы директоров обоих обществ двух лиц, поскольку положения ст. 9 ФЗ О защите конкуренции допускают признание входящими в одну группу лиц, в которых более чем 50% количественного состава совета директоров составляют одни и те же физические лица. В данном же случае признак более чем 50 % совпадения отсутствовал.

Суд кассационной инстанции не согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, отменил судебные акты и признал сделку недействительной. Отменяя судебные акты, суд округа указал, что на момент совершения сделки имелся долг перед кредитором по возврату кредита, который и явился основанием для возбуждения дела о банкротстве. При этом суд отклонил выводы об отсутствии аффилированности сторон сделки, указав, что ввиду вхождения двух членов в советы директоров как должника, так и ответчика, то имела место фактическая аффилированность.

Верховный суд согласился с назваными доводами и не нашел оснований для отмены постановления суда округа. При этом в определении указано, что независимо от разрешения вопроса о наличии либо отсутствии признаков аффилированности, у судов имелись основания сделать выводы об информированности ответчика о прекращении исполнения должником части денежных обязательств и в связи с иными обстоятельствами. В частности, ВС РФ в своем определении подчеркнул, что на дату совершения сделки, на сайте ЕФРСБ было опубликовано уведомление о намерении обратиться в суд с заявлением о банкротстве должника, что, безусловно, свидетельствует как о наличии признаков неплатёжеспособности должника на дату совершения сделки, так и осведомлённости ответчика об этих признаках.


1. Определение ВС РФ по делу № 305-ЭС19-1552 (4) от 29 декабря 2020 года - http://vsrf.ru/stor_pdf_ec

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00