107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

О вопросе субординации текущих платежей

В рамках дела о банкротстве (№А47-12214/2013) конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о разрешении разногласий, возникших между арбитражным управляющим и обществом (далее – заявитель, займодавец) по определению порядка погашения текущей задолженности перед названным лицом подтвержденным решением арбитражного суда вынесенном ввиду неисполнения должником обязательств по возврату денежных средств по договорам займа, заключенным между кредитором и должником в процедуре наблюдения.

По мнению конкурсного управляющего, указанное требование является требованием участника (бенефициара) должника, основано на сделках, прикрывающих обязательства, вытекающих из факта участия заявителя в хозяйственном обществе, признанного банкротом; направлено на создание подконтрольной кредиторской задолженности для последующего уменьшения процентов удовлетворения требования независимых кредиторов и не может быть учтено и удовлетворено в составе текущих платежей ранее требований независимых кредиторов, обратился в суд за разрешением соответствующих разногласий.

Заявитель, возражая по заявлению конкурного управляющего, отмечал, что понижение очередности удовлетворения требований аффилированных лиц допустимо только применительно к реестровым обязательствам, а не к текущим платежам, не имеющим корпоративный характер; целью предоставления займа являлась необходимость в обеспечении финансирования процедуры банкротства (отсутствие финансирования привело бы к полной остановке предприятия); займодавец не преследовал цель «временно компенсировать негативные результаты своего воздействия на хозяйственную деятельность должника», поскольку общество-займодавец не является участником должника и не должно компенсировать управленческие ошибки, повлекших банкротство должника; действия займодавца, добросовестно стремившегося санировать должника, не могут быть субординированы по отношению к требованиям иных кредиторов; в действиях займодавца отсутствуют признаки недобросовестного поведения, которое может быть основанием для понижения очередности удовлетворения требования; займодавец не преследовал цель сокрытия неблагоприятного финансового положения должника от других лиц; заявленные требования являются фактическим несогласием конкурсного управляющего со сделками в виде займов, однако с требованием о признании сделок недействительными арбитражный управляющий не обращался. Кроме того, заявитель указал на то, что целью предоставления займа являлось обеспечение выплаты заработной платы работникам должника, а денежные средства должником были потрачены в строгом соответствии с их назначением.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями судов апелляционной инстанции и округа1 текущие требования общества признаны подлежащими удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника – то есть кредитор был субординирован.

Судами трех инстанций была установлена аффилированность должника и текущего кредитора. Кроме того, учитывая, что задолженность в пользу контролирующего лица взыскана вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 27.06.2017 по делу А47-12214/2013, который подлежит исполнению, вместе с тем, принимая во внимание обстоятельства, что займ был предоставлен в процедуре наблюдения, результатом финансирования деятельности должника в процедуре наблюдения явилось введение в отношении него процедуры конкурсного производства, в связи с чем констатировав, что план общества-займодавца совместно с учредителем должника, выхода должника из кризиса не был реализован, суды пришли к выводу, что требование общества-займодавца подлежит удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, признав, что в рассматриваемом случае требования общества не могут быть удовлетворены в приоритетном порядке, поскольку спорные обязательства перед контролирующим лицом носят внутренний характер и не могут конкурировать с обязательствами должника как участника имущественного оборота перед другими участниками оборота (внешние обязательства), исходя из того, что контролирующие лица, составляющие в совокупности высший орган его управления, ответственны за эффективную деятельность общества, соответственно несут определенный риск наступления негативных последствий, вызванных неэффективным управлением юридическим лицом.

По мнению суда кассационной инстанции со ссылкой на п.7 ст. 63 ГК РФ2, п.1 ст. 148 Закона о банкротстве3, доводы заявителя кассационной жалобы о том, что субординация требований не допустима применительно к текущим платежам, несостоятельны.

Установив, что в период выдачи займов общество-займодавец фактически являлось исполнительным органом должника (заинтересованным лицом), учитывая непредставление им разумных объяснений по избранию договорной, а не корпоративной модели отношений при заключении договоров займа, нераскрытия источников поступления и распределения денежных средств, а также информации о контролирующих должника лицах, нераскрытия экономических мотивов предоставления займов должнику с учетом поступления на счета должника денежных средств по гражданско-правовым обязательствам от иных лиц, при том, что план выхода должника из кризиса не был реализован и в отношении должника открыто конкурное производство, суды применили по аналогии нормы права, регулирующие корпоративные отношения. Наличие у данной задолженности статуса текущих обязательств, не изменяет ее корпоративного характера и, как следствие, порядок ее погашения, регламентированный указанными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и статей 2, 148 Закона о банкротстве.

Отказывая в передаче кассационной жалобы в Верховный суд РФ4, коллегия согласилась с выводами судов трех инстанций, что при аффилированности должника и банкрота, не раскрытием текущим кредитором действительного экономического смысла операций по предоставлению должнику займов после возбуждения дела о банкротстве, источников финансирования, а также с учетом, того что взысканная решением арбитражного суда задолженность по договору займа по своей правовой природе является требованием корпоративного характера, такая текущая задолженность не может конкурировать с обязательствами должника перед независимыми кредиторами.

Нередко в процедуре наблюдения «дружественные» должнику кредиторы предоставляют займы на выплаты по зарплате, оплату коммунальных платежей, охраны, просуживая подобные долги или заявляясь в реестр текущих платежей. Соответственно, управляющим необходимо внимательно проанализировать подобных кредиторов на предмет субординации, поскольку признавая таких кредиторов текущими, можно нанести убытки иным кредиторам должника. В то же время сама по себе аффилированность не является безусловным основанием для понижения такого кредитора, текущий кредитор не обязан раскрывать арбитражному управляющему действительного экономического смысла операций по предоставлению должнику займов, а нормы права, регулирующие подобные отношения, как и однозначная правоприменительная практика, отсутствуют.


1. https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/

2. http://www.consultant.ru/document/

3. http://www.consultant.ru/document/

4. https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00