107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Избавьтесь от кредитов и долгов«Пройти тест»

Об исполнительском иммунитете в отношении квартиры объединенной из двух квартир

Российским законодательством, а именно ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, установлен исполнительский иммунитет на жилое помещение или его часть, если для гражданина-должника и совместно проживающих с ним членов его семьи оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Исключение составляет имущество, являющееся предметом ипотеки.

В то же время еще в 2012 г. Конституционный Суд РФ указал, что этот иммунитет должен распространяться на жилое помещение, которое по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточным для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения, а также предписал урегулировать пределы действия исполнительского иммунитета.

Однако с тех пор механизм обращения взыскания на единственное жилье должника, не отвечающего критериям разумности, законодателем не разработан, соответствующие изменения в положения статьи 446 ГК РФ не внесены, новое регулирование федеральным законодателем не установлено, правила обмена роскошного жилья на необходимое не выработаны, критерии определения последнего не закреплены. В связи с чем, судам приходится разрешать споры, связанные с исполнительским иммунитетом в отношении единственного жилья, каждый раз исходя из конкретных обстоятельств дела.

Так ВС РФ в конце января рассмотрел очередной спор, связанный с исключением из конкурсной массы должника квартиры (общей площадью чуть менее 700 кв.м.) объединенной из двух квартир1.

Фабула дела и позиции судов

Финансовым управляющим имуществом должника в конкурсную массу должника помимо прочего имущества включены расположенные в одном доме две квартиры (№ 79 и 80), приобретенные по договору долевого участия в инвестировании строительства заключенного в 2006 году и являющиеся совместной собственностью должника и его супруги.

В результате перепланировки и переустройства квартиры объединены. В квартире № 79 зарегистрированы должник и его несовершеннолетний сын, супруга и несовершеннолетняя дочь зарегистрированы по другому адресу.

Согласно акту осмотра квартиры имеют единственный вход, межквартирные перегородки отсутствуют. В квартирах продолжаются строительные и отделочные работы. После возбуждения производства по делу о банкротстве должник согласовал перепланировку и переустройство квартир, однако жилые помещения как единый объект не зарегистрированы.

Финансовой управляющий обратился в суд с заявлением об утверждении порядка продажи спорных квартир, а должник, в свою очередь, обратился с заявлением об исключении из конкурсной массы двух объединенных квартир, как единственного пригодного для проживания помещения для должника и его семьи. Заявления были объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении заявлений, как управляющего, так и должника. Отказывая в удовлетворении заявлений суды признали установленным тот факт, что указанные две квартиры фактически представляют собой одно жилое помещение, в связи с чем указали, что предложенный финансовым управляющим вариант положения о порядке продажи имущества должника, предполагающий продажу данного имущества как два самостоятельных объекта недвижимости, принят быть не может, требует доработки. Отказывая в удовлетворении заявления должника, суды исходили из того, что он и члены его семьи в спорном жилом помещении не проживают; квартиры по своим объективным характеристикам (параметрам) очевидно не соответствуют разумному уровню для удовлетворения конституционно значимых потребностей должника, его супруги и детей в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения. При этом суды пришли к выводу, что защита жилищных прав должника и членов его семьи может быть обеспечена как путем приобретения супругой должника жилого помещения, отвечающего нормативам проживания, так и путем рассмотрения вопроса о приобретении иного жилья за счет средств конкурсной массы, для чего активные действия должны быть совершены финансовым управляющим; не исключена и возможность временного выделения из конкурсной массы денежных средств для найма должником жилого помещения на период приобретения иного жилого помещения в собственность.

Не согласившись в вынесенными судебными актами, должник обратился с кассационной жалобой. Суд округа отменил названные судебные акты в части отказа в исключении имущества из конкурсной массы, в этой части удовлетворил, в остальной части оставил без изменения.

Вынося постановление кассационный суд исходил из того, что в материалах дела отсутствуют доказательства наличия у должника и членов его семьи иного жилого помещения, за счет которого может быть обеспечена их потребность в жилище, на тот факт, что должник в преддверии банкротства предпринимал действия по ухудшению жилищных условий, совершал недобросовестные действия по отчуждению иной жилой недвижимости с целью придания статуса единственного жилья имеющемуся объекту, никто из участвующих в деле лиц не ссылался, в материалах дела не имеется сведений об оспаривании каких-либо сделок с указанным имуществом. Таким образом, правовых оснований для отказа в исключении спорного жилого помещения из конкурсной массы у судов не имелось.

Позиция ВС РФ

Верховный суд, отменяя состоявшиеся судебные акты, указал, что суды трех инстанций не учли следующие обстоятельства, имеющие значение для дела.

1. По смыслу абзаца второго части 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации наличие у гражданина фактической возможности временно (например, в связи с проведением ремонтных работ) проживать по иному адресу (без права собственности на помещение) не означает допустимость безусловного неприменения к находящемуся в его собственности единственному жилью исполнительского иммунитета. Наличие у должника иных принадлежащих ему на праве собственности жилых помещений судами в настоящем деле не установлено. В нарушение положений статьи 35 Конституции Российской Федерации действия по реализации спорного помещения фактически приведут к лишению должника частной собственности, на которую не может быть обращено взыскание, против его воли, и навязыванию ему права собственности на иное имущество, заинтересованность в приобретении которого он не выражал. В связи с этим, выводы судов первой и апелляционной инстанции о включении в конкурсную массу обеих квартир, их дальнейшей реализации в процедуре банкротства с приобретением за счет средств конкурсной массы жилого помещения, отвечающего нормативам проживания для должника и его семьи, неправомерны.

2. Второй вопрос, стоявший перед судами в этом деле, заключался в допустимости разделения принадлежащего должнику помещения на две квартиры и продажи одной из них. Так, исходя из данных регистрационного органа суды установили, что в собственности должника находятся два жилых помещения, каждое из которых имеет достаточную площадь для проживания семьи из четырех человек (должник, его супруга и двое несовершеннолетних детей). Суды также установили, что в результате перепланировки и переустройства квартиры объединены, имеют единственный вход, межквартирные перегородки отсутствуют. В такой ситуации ключевое значение для решения вопроса о допустимости продажи одной из квартир имеет, во-первых, добросовестность должника при осуществлении действий по их объединению, во-вторых, оценка потенциально необходимых затрат для фактического разделения помещений на две функционально обособленные квартиры (установка перегородок, раздельные входы, оборудование в каждой квартире кухонь, санузлов и т.п.) на предмет их соразмерности потенциальной выгоде для конкурсной массы в случае продажи одной из квартир (учитывая при этом режим собственности на недвижимость ввиду нахождения должника в браке). В данном случае следовало выяснить причины длительности ремонтных работ, производимых вплоть до рассмотрения этого дела, учитывая дату приобретения квартир и необходимость в связи с этим продолжительного проживания в другом помещении. Также необходимо изучить вопрос о затратах, связанных с разделением спорных квартир и сопоставимости этих затрат с потенциальной выручкой от реализации имущества. Таким образом, вывод суда округа об исключении спорных квартир из конкурсной массы является преждевременным.

Таким образом, Верховный суд вернул вопрос о возможности реализации квартир на новое рассмотрение, предложив участникам спора, а также суду оценить возможность разделения квартир для целей дальнейшей реализации одной из них. Кроме того, суд напомнил, что в ситуации, когда части имущества несостоятельного лица достаточно для удовлетворения требований кредиторов, при решении вопроса об очередности обращения взыскания на принадлежащее ему имущество должна быть учтена воля самого должника.


1.Определение ВС РФ по делу № 309-ЭС20-15448 от 28 января 2021 года - http://vsrf.ru/stor_pdf_ec

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00