107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Обзор судебной практики ВС РФ №2(2020) в разреве вопросов о банкротстве

Президиум ВС РФ утвердил второй обзор по отдельным вопросам судебной практики в 2020 году1. В обзоре даны разъяснения по вопросам применения гражданского, административного, налогового, уголовного и иных отраслей законодательства, рассмотрены процессуальные вопросы. Отдельная часть обзора посвящена вопросам практики применения законодательства о несостоятельности (банкротстве). Вот наиболее интересные позиции Верховного суда:

ПРЕИМУЩЕСТВЕННОЕ ПРАВО ВЫКУПА (п. 15 Обзора)

ВС РФ совсем недавно уже обращался к вопросу о преимущественном праве выкупа и порядке реализации такого права в случаях, когда продавец имущества находится в процедуре банкротства. В этом обзоре также был затронут вопрос реализации преимущественного права выкупа, на этот раз – преимущественного права выкупа смежного земельного участка при банкротстве сельскохозяйственной организации.

В деле А19-12879/2018 конкурсный управляющий реализовал на торгах два земельных участка и нежилые здания, договор купли-продажи заключил с победителем торгов. Вместе с тем, арендатор соседнего участка обратился в суд с заявлением к победителю торгов о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи, мотивировав свое заявление тем, что конкурсный управляющий вопреки требованиям ст.179 Закона о банкротстве не предложил ему воспользоваться преимущественны правом покупки спорного имущества.

Суд трех инстанций отказали истцу в удовлетворении иска и указали на то, что истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права, а надлежащим, признали обращение в суд заявлением об оспаривании сделки.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила названные судебные акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Коллегия указала, что специальный способ защиты аналогичного преимущественного права покупки того или иного имущества - иск о переводе на себя прав и обязанностей стороны по сделке установлен иными законами: п. 3 ст. 250 ГК РФ, п. 4 ст. 7 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", п. 18 ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью". Правовая позиция, подтверждающая возможность применения аналогичного иска к п. 3 ст. 179 Закона о банкротстве, изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 9 июля 2009 г. N 1989/09 и актуальна для разрешения этого спора.

Вопреки выводам судов трех инстанций, оспаривание результатов торгов и признание их недействительными не может привести к восстановлению нарушенного преимущественного права приобретения имущества должника. Таким образом, надлежащим способом защиты нарушенного права действительно следуют считать заявление о переводе прав и обязанностей по договору купли-продажи, заключенного по результатам торгов.


ПОСЛЕДСТВИЯ ОТКАЗА ОТ ЗАЯВЛЕННОГО ТРЕБОВАНИЯ (п. 17 Обзора)

После предъявления требований к должнику в рамках дела о его банкротстве, кредитор, в порядке ч.2 ст. 49 АПК РФ, отказался от заявленных требований, производство по нему было прекращено. Впоследствии прекращено было и дело о банкротстве должника, а кредитор обратился в арбитражный суд с иском о взыскании той же задолженности (решением суда иск был удовлетворён).

По заявлению налогового органа в отношении должника было возбуждено новое производство по делу о банкротстве. Должник был признан банкротом, в отношении него открыта процедура конкурсного производства.

Кредитор подал заявление о включении в реестр требований кредиторов его требования, основанного на вступившем в законную силу решении арбитражного суда. Вместе с тем, налоговый орган в порядке, предусмотренном п. 24 постановления Пленума ВАС РФ №35, обратился с апелляционной жалобой на это решение суда. ИФНС настаивала на том, что дело подлежит прекращению, так как кредитор ранее реализовал свое право на судебную защиту, обратившись с заявлением о включении в реестр к должнику, а далее распорядился им, отказавшись от заявления.

Суды апелляционной и кассационной инстанции отказали в удовлетворении жалоб, а решение оставили без изменения. Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила решение суда первой инстанции и постановления судов апелляционной инстанции и арбитражного суда округа.

Коллегия указала, несмотря на особенности рассмотрения требований кредиторов, в рамках дела о банкротстве, суд, рассматривая заявление о включении требования в реестр, решает те же вопросы, что и при взыскании долга в общеисковом порядке. Следовательно, заявление кредитора о включении его требования в реестр требований кредиторов должника по своему значению аналогично исковому заявлению, а определение о включении данного требования в реестр - судебному решению об удовлетворении иска о взыскании денежных средств.

При этом суд отметил, что следует различать отказ кредитора от заявления о включении его требования в реестр требований кредиторов должника и отказ кредитора от заявления о признании должника банкротом. Подача кредитором ходатайства об отказе от заявления о признании должника банкротом свидетельствует лишь о его нежелании сохранить за собой статус заявителя - лица, возбудившего дело о несостоятельности.


ПРАВО НА ВЫБОР УПРАВЛЯЮЩЕГО

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации напомнила, что право на участие в выборе кандидатуры конкурсного управляющего или саморегулируемой организации является одним из основных прав кредитора.

В деле А65-7195/2017 кредитор обратился с заявлением о признании должника банкротом. Впоследствии общество признано банкротом, судом введена процедура конкурсного производства по упрощенной процедуре банкротства ликвидируемого должника, так как участником должника, незадолго до рассмотрения заявления о банкротстве, принято решение о предстоящей ликвидации общества.

Впоследствии в рамках другого дела вступившим в законную силу судебным актом по заявлению банка (кредитором должника) признаны недействительными решение о ликвидации компании, а также регистрационная запись на основании данного решения.

Банк, являясь мажоритарным кредитором должника, обратился с заявлением о пересмотре решения (признании должника банкротом и утверждении конкурсного управляющего) по новым и вновь открывшимся обстоятельствам. Суды трех инстанций отказали кредитору в пересмотре судебных актов.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила определение суда первой инстанции и постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, а также решение суда первой инстанции по вновь открывшимся обстоятельствам в части утверждения конкурсного управляющего.

Коллегия указала, что согласно абзацу шестому п. 2 ст. 12 Закона о банкротстве к исключительной компетенции собрания кредиторов относится принятие решений о выборе кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации, из числа членов которой арбитражным судом утверждается арбитражный управляющий.

Банк был лишен этого права по независящим от него обстоятельствам - из-за действий единственного участника компании, принявшего незаконное решение о ее ликвидации.

Поскольку при утверждении кандидатуры конкурсного управляющего суду первой инстанции не были известны обстоятельства, связанные с недействительностью корпоративного решения и основанной на нем записи государственного реестра, он не мог принять во внимание эти обстоятельства. Представленный банком позднее судебный акт по другому делу свидетельствует о том, что результат рассмотрения вопроса об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего должен быть иным.

Следовательно, указанные банком обстоятельства являются новыми обстоятельствами, предусмотренными пп. 1 и 2 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, а судебное решение в этой части подлежит отмене.



1.Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2020)" (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 22.07.2020) {КонсультантПлюс}

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00