107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Правило, кто первый подал заявление об банкротстве должника, тот и предлагает кандидатуру арбитражного управляющего не всегда работает

29.05.2020 судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла очень интересное Определение № 305-ЭС19-26656 по делу № А41-23442/2019 https://legalacts.ru/sud/opredelenie-sudebnoi , которое способно существенно повлиять на практику утверждения арбитражных управляющих в делах о банкротстве.

История дела:

Барцев Павел Иванович обратился в Арбитражный суд Московской области с заявлением о признании должника банкротом на основе долга в размере 323 300 руб., подтвержденного судебным приказом мирового судьи судебного участка N 70 г. Санкт-Петербурга от 26.02.2019. Определением от 28.03.2019 заявление данного лица принято к производству, суд запросил у СРО НП АУ "ОРИОН" предложенную кредитором кандидатуру арбитражного управляющего Петренко А.А.

Со вторым заявлением о банкротстве должника обратился банк с требованием в размере 1,5 млрд. руб. Заявление банка принято как заявление о вступлении в дело о банкротстве.

К первому заседанию банк перечислил в депозит нотариуса сумму, соответствующую размеру обязательства должника перед Барцевым П.И., на основе этого банк заявил ходатайство о правопреемстве на стороне кредитора по первому заявлению о банкротстве.

Определением суда первой инстанции от 11.06.2019 Барцев П.И. был заменен на банк.

Определением от 13.06.2019 принят отказ банка от первого заявления о признании должника банкротом, производство по данному заявлению прекращено.

Определением от 21.06.2019 назначено судебное заседание по рассмотрению второго заявления банка (на 1,5 млрд. руб.), суд запросил у ассоциации МСРО "Содействие" сведения о предложенной банком кандидатуре арбитражного управляющего Борисенко В.В.

Определением суда первой инстанции от 11.06.2019 Барцев П.И. был заменен на банк.

Определением от 13.06.2019 принят отказ банка от первого заявления о признании должника банкротом, производство по данному заявлению прекращено.

Позиции судов:

Определением от 21.06.2019 назначено судебное заседание в первой инстанции по рассмотрению второго заявления банка (на 1,5 млрд. руб.), суд запросил у ассоциации МСРО "Содействие" сведения о предложенной банком кандидатуре арбитражного управляющего Борисенко В.В.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 16.10.2019 вышеуказанное определение отменено в части обязания ассоциации МСРО "Содействие" представить кандидатуру арбитражного управляющего.

Разрешая спор и частично отменяя определение от 21.06.2019 суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции сослался на положения абзаца второго части 9 статьи 42 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве) www.consultant.ru/document/ с учетом разъяснений пункта 27 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.12.2016; далее - Обзор дел с участием уполномоченного органа) http://www.consultant.ru/documen, и исходил из того, что при наличии нескольких заявлений о признании должника банкротом арбитражный суд утверждает арбитражного управляющего, кандидатура которого указана в заявлении о признании должника банкротом, поступившим в арбитражный суд первым. При этом суд отметил, что право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего не может перейти ко второму заявителю независимо от того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство.

Позиция Верховного суда:

Погашение вторым заявителем по делу требования первого, а равно осуществление процессуального правопреемства и заявление отказа от требования для придания второму искусственного приоритета - не могут сами по себе предоставлять второму заявителю право на предложение своей кандидатуры управляющего. Соответствующие разъяснения содержатся в пункте 27 Обзора дел с участием уполномоченного органа, на который сослался суд апелляционной инстанции.

Вместе с тем, согласно правовой позиции, изложенной в пункте 56 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" (далее - постановление N 35) https://base.garant.ru/70203722/, суд не может допускать ситуации, когда полномочиями арбитражного управляющего обладает лицо, в наличии у которого должной компетентности, добросовестности или независимости у суда имеются существенные и обоснованные сомнения.

Названная правовая позиция получила свое органическое развитие в пункте 27.1 Обзора дел с участием уполномоченного органа, где указано что при подаче заявления как должником, так и его аффилированным лицом кандидатура временного управляющего определяется посредством случайного выбора.

Равным образом на этой же идее о необходимости обеспечения независимости и беспристрастности в работе арбитражного управляющего базируется и разъяснение пункта 12 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц (утвержден Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 29.01.2020; далее - Обзор дел по включению требований контролирующих лиц) https://www.vsrf.ru/documents, согласно которому голоса контролирующих должника лиц не учитываются на собрании кредиторов при определении кандидатуры арбитражного управляющего.

На первый взгляд, правило о сохранении кандидатуры управляющего, предложенной первым заявителем, и перечисленные выше разъяснения могут быть квалифицированы как противоречащие друг другу. Однако такое понимание сочетания имеющихся в правоприменительной практике правовых позиций было бы ошибочным. Напротив, разъяснения, направленные на обеспечение независимости и беспристрастности арбитражного управляющего, требуют содержательного анализа взаимоотношений сторон и потому должны рассматриваться как дополняющие правило пункта 27 Обзора дел с участием уполномоченного органа, которое по своей природе является формальным и не предполагает учет контекста таких взаимоотношений.

Из приведенных суждений следует, что обычно назначается управляющий, предложенный первым заявителем. Однако, если у суда имеются разумные подозрения в его независимости, то суд всегда имеет право затребовать кандидатуру другого управляющего (в том числе посредством случайного выбора). Поскольку законом вопрос об утверждении управляющего отнесен к компетенции суда, то суд не может быть связан при принятии соответствующего решения исключительно волей кредиторов (как при возбуждении дела, так и впоследствии).

В данном случае подобного рода подозрения в независимости предложенного первым заявителем управляющего имели место. Барцев П.И. после получения удовлетворения своего требования продолжал возражать против процессуального правопреемства и настаивать на банкротстве должника. Подача Барцевым П.И. заявления совпала с вхождением должника в процедуру ликвидации. Кроме того, из Картотеки арбитражных дел следует, что сам должник обращался с апелляционной жалобой на определения от 11 и 13 июня 2019 года (о процессуальной замене и прекращении производства по первому заявлению), а также на определение, принятое по настоящему обособленному спору, тем самым консолидировавшись с Барцевым П.И.

Подобное поведение является необычным и должно было вызвать разумные подозрения со стороны суда. Единственное лежащее на поверхности логичное объяснение таким действиям может заключаться в наличии неформальных договоренностей между должником и Барцевым П.И. в целях осуществления набора мер, направленных на назначение связанного с ними арбитражного управляющего. Бремя опровержения таких подозрений лежало на Барцеве П.И. и должнике, однако ими иные мотивы своего поведения не приведены.

Таким образом, учитывая, что закон выдвигает к управляющему требование о независимости от должника (пункт 5 статьи 37 Закона о банкротстве, пункт 27.1 Обзора дел с участием уполномоченного органа, пункт 12 Обзора дел по включению требований контролирующих лиц), предложенная Барцевым П.И. кандидатура управляющего не могла быть утверждена.

В такой ситуации суд был вправе либо назначить случайный выбор управляющего, либо перейти к рассмотрению кандидатуры, предложенной банком как вторым заявителем по делу.

В своем определении от 21.06.2019 суд запросил у ассоциации МСРО "Содействие" предложенную банком кандидатуру арбитражного управляющего Борисенко В.В. Возражая против кандидатуры банка, общество "Трансгрупп" (кредитор) указывало, что предложенный банком управляющий имеет возможность ровно также в своей деятельности оказывать предпочтение отдельному кредитору (банку), игнорируя интересы как должника, так и иных кредиторов. Подобного рода возражения действительно в ряде случаев могут быть обоснованными. Однако поскольку суд решил не проводить случайный выбор, а проверить предложенную банком кандидатуру, то соответствующие возражения должны быть предметом обсуждения не при вынесении определения о принятии заявления к производству, а при рассмотрении вопроса об утверждении управляющего в судебном заседании.

Если суд придет к выводу об обоснованности возражений общества "Трансгрупп", он не лишен в дальнейшем возможности запросить кандидатуру управляющего посредством случайного выбора саморегулируемой организации как наиболее оптимального варианта поиска управляющего для всех спорных ситуаций в условиях действующего правового регулирования (в том числе ситуаций, где имеется прямое законодательное предписание).

Постановление суда апелляционной инстанции отменено, а определение суда первой инстанции оставлено в силе.

Таким образом, в очередной раз Верховный суд Российской Федерации встал на защиту прав добросовестного кредитора.

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00