107045, г. Москва,

Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Карта проезда

Прием заявок с сайта: Пн - Вс
Прием звонков:
Пн - Пт с 09:00 до 18:00

Верховный суд РФ подтвердил право аффилированных по отношению к должнику кредиторам подавать заявления о банкротстве

В ходе процедуры наблюдения, в пределах срока, установленного для целей участия в первом собрании кредиторов, общества с ограниченной ответственностью «РГС Недвижимость», «Менеджмент-консалтинг», «ВЕК» обратились в арбитражный суд с заявлением об установлении требований кредиторов в рамках дела о банкротстве ООО «МИР», возбужденного по заявлению должника. Правовая природа двух заявленных требований – договоры займа (ООО «РГС Недвижимость», ООО «Век»), третьего кредитора ООО «Менеджмент – консалтинг» - договоры займа и вексельные сделки, договор ипотеки1.

Как пояснял должник в первой инстанции, полученные по займу денежные средства пошли на погашение договоров займа, заключенными ранее с ООО «МВК Альянс», ПАО «РГС-Банк», покупку векселя ООО «Тендер».

При анализе правоотношений сторон, судом первой инстанции было установлено, что в период с 2013 года по 2017 год структура отношений по получению кредита, покупки векселей и получению займа происходило в рамках группы РГС, под контролем единого Холдинга «Открытие», в который входил Банк «Открытие», экономическая целесообразность заключения договоров займа, с учетом того, что на дату их заключения у должника уже имелась задолженность по аналогичным договорам, отсутствовала. Перераспределение активов и обязательств внутри группы лиц с помощью сделок, как правило, осуществляется не на основе рыночного механизма, а исходя из интересов членов группы.

Принимая во внимание аффилированность заявителей и должника, отсутствия экономической целесообразности заключения договоров, суд пришел к выводу о корпоративном характере спорного требования и направленности сделок на создание искусственной задолженности кредитора, в силу чего такие сделки являются ничтожными (пункт 2 статьи 168 ГК РФ).

С учетом сложившейся практики рассмотрения в делах о банкротстве требований аффилированных с должником кредиторов, запутанных расчетов с участием должника и аффилированной группой лиц, АС Ростовской области сделал вывод, что основания для включения требований обществ с ограниченной ответственностью «РГС Недвижимость», «Менеджмент-консалтинг», «ВЕК» в реестр требований кредиторов ООО «МИР» отсутствуют. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что права на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании его банкротом у ООО «МИР» не имелось.

При этом АС Ростовской области усмотрел в указанном активном процессуальном поведении ООО «Мир» противоправную цель (инициирования дела о банкротстве и включения в реестр требований кредиторов аффилированных взаимосвязанных лиц для получения контроля над делом о банкротстве). В настоящем деле институт банкротства должника реализован в противоправных целях, противных Закону о банкротстве, во вред добросовестным кредиторам, что является самостоятельным основанием для прекращения дела о банкротстве должника. С учетом изложенного, производство по делу о банкротстве было прекращено в отсутствие иных заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции в части признания необоснованными требований кредиторов, но не согласился с прекращением производства по делу о банкротстве. Суд апелляционной инстанции с учетом того, что ранее судом первой инстанции в отношении должника отдельным судебным актом была введена процедура наблюдения, временным управляющим уже проведен анализ финансового состояния должника - ООО «Мир», из которого следует, что у должника достаточно своих активов для удовлетворения требований налогового органа, признаки неплатежеспособности (без учета мнимых обязательств перед вышеназванными кредиторами) отсутствуют, и судом первой инстанции в рамках настоящего спора рассматривался вопрос о введении следующей процедуры банкротства, счел, что в данной ситуации надлежащим последствием рассмотрения заявления должника и требований кредиторов является отказ в удовлетворении заявления о признании общества с ограниченной ответственностью «Мир» несостоятельным (банкротом)2.

Суд кассационной инстанции3 поддержал выводы судов об аффилированности кредиторов и должника указав, что отношения контроля могут возникать при отсутствии формально-юридических признаков непосредственного участия конечного бенефициара в капиталах хозяйственных обществ, придя к выводу о наличии фактической аффилированности должника и лиц, заявивших требования в рамках дела о банкротстве, оценив в совокупности все обстоятельства совершения сделок ООО «Мир» и указанных лиц. В рамках настоящего дела займодавцы и заемщик не обосновали разумные экономические причины передачи ООО «Мир» значительных сумм в отсутствие надлежащего обеспечения и при наличии у заемщика иных неисполненных заемных обязательств. Суды, проанализировав совокупность согласующихся между собой косвенных доказательств и поведение названных субъектов, констатировали наличие внутригрупповых отношений между указанными лицами и пришли к обоснованному выводу о создании искусственного оборота безналичных денежных средств, принимая во внимание транзитный характер движения заемных средств по счетам должника, дальнейшее перераспределение полученных средств посредством оформления займов и покупки векселей внутри группы лиц, объединенных единой неправомерной целью создать видимость заключения и исполнения договоров займа и покупки векселей для придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению финансовыми средствами.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с выводами нижестоящих инстанций, отменила судебные акты и направила вопрос на новой рассмотрение4.

Экономическая коллегия указала на то, что делая вывод об аффилированности трех кредиторов по отношению к должнику, суды не привели конкретных фактов и доказательств, подтверждающих, что такие отношения связанности между названными лицами действительно имеются. В частности, ссылка на то, что все лица находятся под контролем единого холдинга «Открытие», сделана без учета анализа движения структуры корпоративной собственности как группы «РГС», так и группы «Открытие». Суды оставили без проверки и оценки возражения общества «Менеджмент-консалтинг» о том, что на момент выдачи должнику в 2013 году займа обществом «МВК Альянс» группа Открытие не контролировала ПАО СК «Росгосстрах», акции последнего были приобретены банком только в 2017 году.

Фактически в основу своего решения суды положили информацию, изложенную в позиции (пояснении) Межрегионального управления Федеральной службы по финансовому мониторингу по Южному федеральному округу по иному арбитражному делу в отсутствие названных пояснений в деле о банкротстве, а также без реальной проверки содержащихся в них сведений5. Суд отметил, что позиция МРУ по ЮФО не подтверждает аффилированность кредиторов с должником, названный орган предоставлял суду, рассматривавшему гражданское дело только информацию, касающуюся аффилированности обществ «Мир» (должника) и «Тендер», какие-либо выводы относительно связей должника с кредиторами отсутствуют. Тем самым, суды возложили на последних риски, присущие статусу аффилированных лиц.

Далее Верховный суд сделал важный вывод, указав, что даже если и предположить, что кредиторы действительно имели отношения формально-юридической или фактической связанности с должником, суды в нарушение положений статей 71, 168 и 170 АПК РФ не привели мотивы, по которым сочли, что такие кредиторы не вправе инициировать процедуру несостоятельности в отношении своего аффилированного лица. По мнению судебной коллегии, наличие гражданско-правового требования (обладающего свойством принудительной исполнимости) предоставляет аффилированному кредитору права лица, участвующего в деле о банкротстве, в том числе право на инициирование процедуры, независимо от того, подлежит ли очередность удовлетворения такого требования понижению либо нет. В обратном случае законодательное регулирование, предоставляющее самому должнику аналогичные полномочия, являлось бы непоследовательным.

Названная правовая позиция согласуется с разъяснениям, изложенным в 6 пункте 14 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц6. Кроме того, судебная коллегия обращает внимание и на противоречивость выводов судов, признавших требования кредиторов возникшими в связи со злоупотреблением правом (статья 10 ГК РФ): с одной стороны суды указали, что спорные требования были искусственно сформированы для причинения вреда независимым кредиторам, а с другой стороны, – что иные (помимо заявителей) кредиторы у должника отсутствуют.

Соответственно, остался невыясненным вопрос, кому мог быть причинен вред в результате предъявления кредиторами своих требований. При этом кредиторы обращали внимание судов на то, что их требования подтверждены договорами займов и платежными поручениями, в то же время судебные акты не содержат выводов о мнимости заявленных требований, о транзитном характере возникновения задолженности, например, что денежные средства были предварительно изъяты у должника либо были использованы кредитором за счет перечислений подконтрольным лицам, либо были непосредственно возвращены кредитору после возникновения обязательства. При таких условиях, по мнению экономической коллегии, у судов не имелось оснований для воспрепятствования кредиторам в рассмотрении их требований по существу, а также во введении процедуры, следующей за процедурой наблюдения.


1. https://kad.arbitr.ru/Document/

2. https://kad.arbitr.ru/Document/

3. https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/

4. https://kad.arbitr.ru/Document/Pdf/

5. http://www.consultant.ru/document/

6. http://www.consultant.ru/document/cons

г. Москва, Большой Головин переулок, д.3, стр.2

Пн-пт: 9.00-18.00