Избавьтесь от долгов ради

Нового

роста

01

Услуги по банкротству в Москве

02

Защита от привлечения к субсидиарной ответственности

03

Консультация

Федеральная антимонопольная служба не вправе контролировать торги в рамках дела о банкротстве.

В определении от 26.04.2022 по делу А34-2459/2010 (309-ЭС21-27706) судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (https://ras.arbitr.ru/Document/Pdf/78336359-f972-4efa-9f01-de7670ac6254/cdc9c426-fa64-44c0-b56e-dcecb5853356/А34-2459-2020__20220426.pdf?isAddStamp=True) разъяснила, что Федеральная антимонопольная служба не вправе контролировать торги в рамках дела о банкротстве.

Обстоятельства дела:

Решением Арбитражного суда Курганской области от 16.02.2018 по делу № А34-8296/2017 гражданка признана несостоятельным (банкротом), в отношении нее введена процедура реализации имущества гражданина. Определением суда от 10.10.2019 утверждено Положение о порядке, условиях и сроках реализации имущества гражданки (далее – Положение).

Организатор торгов при реализации имущества банкротящегося физического лица не допустили к участию в торгах покупателя-гражданина. Основанием недопуска к участию в указанных торгах послужило невыполнение им требований Положения о предоставлении участником торгов нотариально заверенного согласия супруга на сделку по приобретению имущества должника.

По результатам рассмотрения жалобы покупателя о недопуске к торгам, Федеральная антимонопольная служба пришла к выводу, что в действиях финансового управляющего установлено нарушение положений пункта 11 статьи 110 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее – Закон о несостоятельности (банкротстве)), приведшее к неправомерному отказу покупателю в допуске к торгам, поскольку требование о предоставлении нотариально заверенного согласия супруга на совершение сделки не основано на положениях п.11 ст.110 ФЗ №127 от 26.10.2002 "О несостоятельности (банкротстве)".

Антимонопольным органом на основании подпункта 1 пункта 31 статьи 23 Закона о защите конкуренции выдано предписание, которым организатору торгов было предложено в течение 5 рабочих дней с момента получения данного предписания отменить протокол о результатах проведения открытых торгов по лоту; из извещения исключить требование о предоставлении нотариально заверенного согласия супруга/и в составе заявки; вернуть торги на стадию приема заявок; назначить новую дату проведения торгов; информировать участников аукциона о том, что протокол, составленный в ходе определения победителя, будет отменен.

Организатор торгов обжаловал в суд предписание Управления Федеральной антимонопольной службы.

Позиции судов:

Суд первой инстанции согласился с выводами Федеральной антимонопольной службы, признал, что организатор торгов установил неправомерное требование к участникам торгов.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, признал незаконными оспариваемые акты Управления Федеральной антимонопольной службы, исходил из отсутствия у Антимонопольного органа полномочий по контролю за проведением торгов по продаже имущества должника в рамках дела о банкротстве. Торги, проведенные с нарушением требований ст. 110 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве), могут быть оспорены заинтересованными лицами в порядке ст. 449 ГК.

Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции и оставил в силе решение суда первой инстанции. Суд отметил, что полномочия Антимонопольного органа по рассмотрению жалоб на нарушение процедуры обязательных в соответствии с законодательством РФ торгов, продажи государственного или муниципального имущества определены п.42 ч.1 ст.23 Закона о защите конкуренции.

 

Позиция Верховного суда:

Исходя из положений п.3 ч.2 ст.23 Закона о защите конкуренции, вывод о наличии оснований для антимонопольного контроля за торгами в конкретных случаях также может быть сделан по результатам проведенного антимонопольным органом анализа состояния конкуренции, если они свидетельствуют о значимости исхода торгов с точки зрения предупреждения и пресечения монополистической деятельности, формирования конкурентного товарного рынка, создания условий его эффективного функционирования.

В отличие от антимонопольного контроля, целью которого является защита публичного интереса, контроль за торгами по продаже имущества в процедурах банкротства должника преследует цель защиты частного интереса: как интереса самого должника, так и интереса его конкурсных кредиторов.

Проводимые в рамках процедур банкротства торги не преследуют в качестве своей основной цели обеспечение и развитие конкуренции на тех или иных товарных рынках, а произвольное вмешательство антимонопольных органов в их проведение способно негативно повлиять на возможность своевременного и максимального удовлетворения интересов кредиторов от реализации имущества, при том, что за проведением названных торгов осуществляется судебный контроль в рамках дела о банкротстве.

Осуществление антимонопольного контроля за торгами, проводимыми в рамках дел о банкротстве, не является безусловным и в каждом случае требует обоснования со стороны антимонопольного органа с точки зрения реализации целей Закона о защите конкуренции.

В данном случае антимонопольным органом осуществлен контроль за торгами, проведенными для продажи имущества физического лица, не являющегося субъектом предпринимательской или иной экономической деятельности. Торги проводились в целях удовлетворения интересов кредиторов должника, заинтересованных в погашении своих имущественных требований к должнику.

Из материалов дела не следует, что продажа имущества физического лица могла каким-либо образом сказаться на обеспечении конкуренции и ее развитие на соответствующем товарном рынке.

Постановление суда округа отменено, постановление суда апелляционной инстанции оставлено в силе.
Федеральная антимонопольная служба не вправе контролировать торги в рамках дела о банкротстве.